Главная   /  Статьи   /  Архитектурная биография. Часть 2

Часть 1  2  3  4  5

Дмитрий Швидковский
Екатерина II: Архитектурная биография. Часть 2.

По-настоящему развлекали её поездки в родной Ангальт, где многочисленные родственники соперничали в создании маленьких дворцов в духе рококо и китайских павильонов. Особенно её интересовал самый богатый из кузенов Леопольд Фридрих Франц, владевший герцогством Ангальт-Дессау. Его государство было превращено в "Gartenreiс h" - "Садовое королевство", где благоустройство охватывало абсолютно всё. Один из великих немецких романтиков Эрнст Теодор Амадей Гофман представлял себе герцогство следующим образом. "... Эта маленькая страна, с её зелёными благоуханными рощами, цветущими лугами, шумливыми потоками ... уподобилась ... прекрасному саду, обитатели коего словно прогуливались в нём для собственной утехи, не ведая о тягостном бремени жизни" и не ощущая хода времени. Кроме того, здесь было "введено Просвещение", то есть было приказано "развести картофель, улучшить сельские школы, насадить акации и тополя ... проложить шоссейные дороги и привить оспу". Всё это Екатерина II проделала в России, а, главное, сохранила при преобразовании огромной империи отношение к ней, по крайней мере, с внешней стороны, как к такому же вечно благоустроенному "Садовому королевству". Ещё более сильные впечатления сохранила она от визитов к прусскому двору.

Царское село. Камеронова галерея.
Чарльз Камерон. 1784-1787.
Общий вид

Уехав в Россию пятнадцати лет в 1744 году, будущая императрица долго помнила Потсдам и из Петербурга внимательно следила за постройками короля Пруссии. В течение первых десяти лет царствования ей будет казаться достаточным жить в окружении архитектуры и садов, почти таких же, как у него. Однако сразу же во вкусах Фридриха Великого и Екатерины II стали заметны отличия. Дворец и парк Сан-Суси в Потсдаме были выдержаны в духе рококо с небольшим привкусом экзотики. Камергер и любимый архитектор прусского короля Георг Венцеслаус фон Кноббельсдорф возвёл там, среди партеров с занимательными цветочными орнаментами Чайный домик, окружённый золочеными фигурами китайцев почти в натуральную величину. Екатерина II, создавая в 1760-х годах свою первую резиденцию в России, Собственную дачу в Ораниенбауме, заставила несчастного итальянца Антонио Ринальди следовать образцам прусской архитектуры в фасадах дворца. Однако во внутренней отделке и в парке она дала волю своей и его фантазии. Восточные мотивы в интерьерах и в десятках, увы, несохранившихся садовых павильонов столь обращали на себя внимание, что впоследствии дворец в Ораниенбауме сам собой приобрёл название Китайского.

Именно китайщина, созданная как бы по капризу, где возможно все неправильное по канонам классицизма, когда останавливается метроном столетий и время становится абстрактным, фантастическим, создавала эффект перемещения из сиюминутной современности в неизвестную и небывалую эпоху. На рубеже 1760-1770-х годов воспоминания о ненавистной, хотя и пригласившей её в жёны к своему племяннику Петру III, императрице Елизавете Петровне и излюбленном этой государыней растреллиевском барокко потеряли былую остроту для Екатерины II, и она вернулась в Царское село.

Царское село. Павильон Агатовых комнат.
Центральный зал.
Чарльз Камерон. 1779-1784 (Фрагмент).

Здесь также первым из созданных по её повелению архитектурных образов был "мир восточных грёз". Китайскими постройками должны были заниматься один за другим все архитекторы, которые входили у императрицы в фавор: тот же Антонио Ринальди, Георг Фельтен, Чарльз Камерон. Были построены Китайский городок и Китайская деревня, шесть китайских мостов и павильонов, здание Китайской оперы. Более того, главным въездом в императорскую резиденцию стала арка Большого китайского каприза, колючая скалистая искусственная гора, прорезанная тоннелем, над которым нависали необычно посаженные кусты и деревья, намеренно "дикие", вершину которой украшал китайский храм. Замысел состоял в том, что приезжающий в Царское село должен был проехать сквозь далёкий, непривычный мир заморских построек, и пережить как бы очищение экзотикой, возникшей по всемогущему капризу императрицы. Это был своего рода китайский катарсис при приближении к местопребыванию высшей власти, где переставали действовать обыденные привычки. Правда, произошло небольшое недоразумение. Китайский городок был построен Антонио Ринальди на основании французской гравюры с видом одной из парковых построек дворца "Продолженной весны" в окрестностях Пекина. В Петербурге тогда не знали, что, по желанию китайского двора, именно это сооружение возвели как парковый павильон, изображающий западный город.

Увлечения императрицы были разнообразны и сменялись быстро. Желание перенестись из Китая в античный мир возникло у Екатерины II в 1773 году. Она захотела "выстроить ... греко-римскую рапсодию в моём Царскосельском саду". Во Французскую академию художеств было направлено объявление о конкурсе, по условиям которого требовалось, "... чтобы один или несколько художников поискали в греческой или римской античности ... дом с полной обстановкой ... Следует создать резюме века Цезарей, Августов, Цицеронов и Меценатов и создать такой дом, чтобы можно было поместить всех этих людей в одном месте ..." Проекты прислали прославленные знатоки античности Шарль де Вайи и Шарль Луи Клериссо, но их не исполнили. Зато именно Клериссо пришёл к мысли, что термы - то здание, где могли сойтись вместе знаменитые римляне, и что, возродив античную культуру омовения, можно создать наиболее острое чувственное ощущение присутствия в мире античной классики. Для осуществления этого замысла в Россию был приглашен лондонец шотландского происхождения Чарльз Камерон, известный своей огромной книгой о банях древних римлян.

 
предыдущая вверх cледующая
Часть  1  2  3  4  5
 
По материалам сайта  "Проект Классика"